Банкротство как средство от конкурентов: «Солнечные продукты» дошли до ВС

Кредиторы масложирового холдинга «Солнечные продукты» обжаловали в Верховном суде определения кассации, позволившие войти в реестр крупнейшему агрохолдингу «Русагро», прямому конкуренту обанкротившейся компании. Эксперты юридической отрасли видят в банкротстве «Солнечных продуктов» шаг к монополизации рынка и указывают на злоупотребления «Русагро». Они отмечают, что решение в пользу сохранения высокой очередности требований компании может негативно сказаться на практике банкротств через легализацию требований аффилированных кредиторов.

Кредиторы масложирового холдинга «Солнечные продукты» - Балтинвестбанк, дочерняя компания Абсолютбанка, «ВТБ факторинг» (часть группы ВТБ), «Капитал Факторинг», «Сингента» и «СПХ Ракита» — оспаривают в Верховном суде решения первой кассации, допустившей вхождение в реестр кредиторов агрохолдинга «Русагро». По мнению Балтинвестбанка, «Русагро» приобрел права требования к холдингу, чтобы инициировать его контролируемое банкротство и оставить других кредиторов без выплат.

Такую позицию заявитель и изложил в кассационной жалобе, поданной компанией АО «Аткарский МЭЗ», одним из банкротящихся предприятий холдинга «Солнечные продукты» (жалоба есть в распоряжении «Право.ru»). октябрь 2018 г. - "Русагро" через оффшорные компании покупает контрольный пакет "Солнечных продуктов" ноябрь 2018 г.  - "Русагро" покупает права требования по кредиту Россельхозбанка "Солнечным продуктам" на 34,7 млрд руб. Другие кредиторы -Абсолют-банк (2,8 млрд руб.), «ВТБ Факторинг» (900 млн руб.) и ряд других компаний декабрь 2019 г.

- "Русагро" инициировало банкротство компаний холдинга "Солнечные продукты" из-за просрочки по кредитным процентам на 8 млн руб. 1-я инстанция - компании "Солнечных продуктов" признаны банкротами, многомиллиарндная задолженность перед "Русагро" включена в третью очередь реестра Апелляция - банкротство подтверждено, требования "Русагро" исключены из-за аффилированности 1-я кассация- согласилась, что "Русагро" - КДЛ, но не исключила требования из реестра. август 2020 г.

- подача кассационных жалоб в ВС Поглощение через банкротство Если посмотреть на вопрос с точки зрения конкурентной среды и существования рынка масложировой продукции, то вся история с банкротством «Солнечных Продуктов» является поглощением «Русагро» одного из своих прямых и крупнейших конкурентов, уверен Кирилл Дозмаров, партнёр Kulik & Partners. Он указывает, что такой манёвр бесспорно скажется на индексе рыночной концентрации HHI. Получая наиболее ликвидные активы «Солнечных Продуктов», «Русагро» значительно увеличивает свое присутствие на рынке и рыночную власть над потребителями.

Загвоздка в том, что каждый полученный «Русагро» актив ведет к постепенной монополизации рынка, а это почти всегда приводит к стагнации отрасли.» Кирилл Дозмаров, партнёр Kulik & Partners При этом ФАС никак не высказалось по делу, обратил внимание юрист. Акцент на добросовестность В целом, в практике выкупа основной задолженности аффилированным кредитором нет ничего необычного - выкуп задолженности у РСХБ является правомерным и не говорит себе о злоупотреблении правом и недобросовестности в поведении «Русагро».

Но нужно рассматривать не вопрос аффилированности основного кредитора как таковой - Верховный суд неоднократно указывал, что аффилированность может быть установлена исходя из поведения хозяйствующих субъектов. Речь о вопросе добросовестности его поведения как до, так и во время процедуры банкротства, отмечает Ирина Шоч, председатель Коллегии адвокатов «Джи Ар Лигал», а поведение же компаний в этот период свидетельствует о наличии корпоративного контроля со стороны "Русагро" и использовании его, чтобы довести группу "Солнечные продукты" до банкротства.

Судя по материалам дела, с момента вхождения в состав участников «Солнечных продуктов», «Русагро» начал выводить из группы деньги, чем создавал искусственный дефолт для права досрочного требования по кредиту со стороны РСХБ, что и позволило в дальнейшем выйти в банкротство и выкупить основную задолженность, описывает Шоч алгоритм действий «Русагро». Таким образом, Русагро стал основным кредитором, включенным в РТК по требованиям обеспеченным залогом, т.е.

наиболее ликвидными активами должника.  «Это позволяет в дальнейшем выкупить с торгов все активы по стоимости значительно ниже рыночной на аффилированные юрлица «Русагро», вернув активы группе, но уже свободными от долгов и обременений.» Механизмом защиты для остальных кредиторов в данном случае должно послужить понижение очередности удовлетворения требований "Русагро" в реестре требований кредиторов как кредитора, злоупотребившего своими правами, уверена Шоч.

Алексей Басов, адвокат, руководитель проектов Железников и партнёры , полагает, что ВС либо согласится с апелляцией, что позволит сохранить важную преюдицию для дальнейших наступательных действий независимых кредиторов, либо субординирует требования. "Сделает он это самостоятельно или направит дело на новый круг – зависит от достаточности установленных обстоятельств", - говорит Басов.

Сергей Савельев, партнер Saveliev, Batanov & Partners , полагает, что доказать, что "Русагро" имело цель нарушить права других кредиторов будет крайне сложно, поскольку сама задолженность, исходя из судебных актов, не является фиктивной.  Приобретение реальной задолженности лицом, пусть и аффилированным с должником, не свидетельствует, что у такого аффилированного лица имеется цель контролировать процедуру банкротства. Так что в данных делах речь идет скорее не об отказе во включении требований "Русагро" в реестр, а о субординации требований "Русагро", то есть о понижении очередности удовлетворения таких требований.

Сергей Савельев, партнер Saveliev, Batanov & Partners Юристы допускают и возможность привлечения «Русагро» к субсидиарной ответственности. Пока говорить об этом рано, отмечает Савельев - одного только статуса КДЛ недостаточно для привлечения к субсидиарной ответственности, необходимо понимать, какие конкретно действия "Русагро" привели к банкротству должника.

К исходу в виде субсидиарки могут привести вывод денежных средств из «Солнечных продуктов», в том числе с целью оплаты цессии с РСХБ, заключение договоров толлинга с предприятиями банкрота, если они были убыточны для должника, и другие действия существенно ухудшившие финансовое положение должника, говорит Максим Стрижак, управляющий партнер юридической фирмы Стрижак и партнеры . Кроме того, частичная оплата долгов, приобретенных «Русагро» по цессии с РСХБ,  и иные сделки направленные на преимущественное удовлетворение требований отдельных кредиторов или причиняющие ущерб должнику, можно оспорить в процедуре банкротства по ст.

61.3, 61.2 ФЗ, говорит Стрижак.  Для защиты своих прав кредиторам не обязательно доказывать доведение до банкротства должника, тем более он вероятно уже мог отвечать признакам неплатежеспособности на момент его приобретения.

Достаточно доказать совершение сделок и действий ухудшающих финансовое положение последнего и нанесение ущерба независимым кредиторам.  Максим Стрижак, управляющий партнер "Стрижак и партнеры" Несмотря на то, что кредиторская задолженность «Солнечных продуктов» сложилась до приобретения их группой «Русагро», ответственность за ее погашение перешла к новому владельцу компании в момент установления фактического контроля над должником, а действия по проведению «контролируемого банкротства» с целью списания долгов являются недопустимыми, подчеркивает упрпартнер "Стрижак и партнеры".

Проблема требует решения Всеволод Васильев, старший юрист юрфирмы "ЮСТ Исаков, Афанасьев, Иванов", отмечает существующие разноплановые тенденций в судебной практике по делам, подобным спору "Солнечных продуктов". «Все искусственные требования аффилированного лица не включаются в реестр. Реальные же долги, возникшие перед банкротством должника, представляют собой по сути инвестиции, которые удовлетворяются в последнюю очередь после кредиторов», - разъясняет Васильев. При этом ВС высказывался и о том, что реальные долги должны быть включены в реестр, если аффилированное лицо не знало на момент возникновения долга о предстоящем банкротстве.

Проблема для юристов и судей банальна — нет четкого регулирования статуса «дружественных» кредиторов в деле о банкротстве, говорит Васильев, и обосновать применимость правовой позиции ВС в своем деле судье не всегда просто. Решить вопрос может внесение положений о таких кредиторах в закон, считает юрист. «Выходом из ситуации могло бы быть лишение права голоса на собрании любого аффилированного кредитора. Обоснованность своего мнения они могли бы доказывать не собранию, а суду в порядке разрешения разногласий», - предлагает он возможный вариант действий.

Как возник спор: хроника событий В октябре 2018 года материнская структура «Русагро», кипрская Ros Agro, сообщила о приобретении контрольного пакета акций другой зарубежной фирмы, компании Quartlink Holding Limited. Она, в свою очередь, контролировала «Солнечные продукты». Через месяц «Русагро» сообщила, что покупает права требования по кредитам, которые выдал «Солнечным продуктам» Россельхозбанк. Сумма кредитов составляла 34,7 млрд руб.

– на тот момент 80% внешней долговой нагрузки холдинга. ЦИФРА 34,7 млрд руб. сумма требований по кредиту "Солнечных продуктов", выкупленная "Русагро" Тогда в пресс-службе «Русагро» заявили об амбициозных планах - реализовать приобретенные права требования и выкупить часть активов группы «Солнечные продукты», чтобы создать крупнейшую масложировую компанию в России. Но уже в 2019 году "Русагро" начало банкротить входящие в гурппу компании, которые были поручителями по кредиту Россельхозбанка – холдинг сослался на просрочку по оплате процентов на сумму 8 млн руб.

СПРАВКА «Русагро» – один из крупнейших российских агрохолдингов. Лидер на рынке маргарина, 3-е место по производству сахара, 4-е - по производству свинины. Контролирующий акционер – экс-сенатор Вадим Мошкович (70,7% на май 2018 года),  № 57 в рейтинге самых богатых российских бизнесменов по версии Forbes ($1,7 млрд). Бренды: Сахар «Чайкофский» и «Русский сахар», майонез «Мечта хозяйки».

 «Солнечные продукты» – агропромышленный холдинг в тройке лидеров масложирового рынка. 2-е место в России по производству сырого подсолнечного масла, жиров и маргаринов для промышленности, 3-е - по фасованным маргаринам, 4-е на рынке майонезов. Входит в Toп-25 крупнейших владельцев сельскохозяйственной земли в России. Ключевой актив ГК «Букет» (проекты в аграрном секторе, пищевой промышленности, машиностроении, банковском и девелоперском бизнесе в РФ и за рубежом).

Выручка в 2017 году - 42,3 млрд руб. На 2017 год полностью принадлежал президенту ГК "Букет" Владиславу Бурову (одним из создателей холдинга в 90-е был Вячеслав Володин, который в 2007 году продал свою долю). Бренды: «Россиянка», майонез «Московский провансаль» и «Оливьез». В первой инстанции компании агрохолдинга (АО «Элеваторхолдинг», АО «Аткарский маслоэкстракционный завод», «Волжский терминал», ООО «Солнечные продукты», ООО «ТД «Солнечные продукты», АО «МЖК Армавирский») признали банкротами.

Суд включил задолженность перед «Русагро»  на 608 млн руб. в третью очередь реестра кредиторов. В реестр «Элеваторхолдинга» также вошли требования «Русагро» на 32,8 млрд руб.  Но далее в деле появились два судебных акта с диаметрально противоположными выводами о поведении ГК «Русагро».  В апелляции, 12-м ААС, подтвердили банкротство, но не согласились, что требования «Русагро» надо включать в реестры.

Суд признал, что холдинг – аффилированный кредитор, и «Русагро» контролировало «Солнечные продукты» и приобрело права требования по кредиту, чтобы начать контролируемое банкротство и купить актив по заниженной цене.

Что еще отметил 12-й ААС: - к моменту обращения с заявлением  о банкротстве все лица, входящие  в группу компаний «Солнечные  продукты», включая ООО «Солнечные  продукты», инициировали процедуру  добровольной ликвидации; - в других процедурах банкротства  юридических лиц ГК «Солнечные  продукты» конкурсным управляющим  утверждена Галкина Е.Б.; - алгоритм поведения и реализации своих прав кредитора у «Русагро» идентичен во всех процедурах банкротства юридических лиц ГК «Солнечные продукты», цель сводится с получению контроля в процедуре банкротства и скорейшей реализации имущества должника, до включения в реестр требований кредиторов других независимых кредиторов.

При этом апелляционный суд установил, что сразу после приобретения «Русагро» прав требования к «Солнечным продуктам» у «РСХБ» и до апреля 2019 года из ГК «Солнечные продукты» в ГК «Русагро» было перечислено 3 288 677 676,98 руб. в счет погашения задолженности по кредитным договорам.  Единственным договором, по которому перечисления не производились, являлся кредитный договор, на неисполнении обязательств по которому основано заявление «Русагро» о банкротстве «Солнечных продуктов».  Просрочка исполнения на сумму 8 млн. руб.

позволила «Русагро» предъявить требование о досрочном возврате кредита и впоследствии обратиться с заявлением о банкротстве без предварительного просуживания долга, как правопреемнику кредитной организации. Апелляция усомнилась, что у должника не нашлось 8 млн. руб.

для платежа.  Суд сделал вывод, что «Русагро» злоупотребило своими правами, трансформировав внешнюю кредиторскую задолженность перед мажоритарным кредитором во внутригрупповую. Это в итоге позволило холдингу получить абсолютный контроль над процедурой банкротства должника. Апелляция сослалась на практику ВС, направленную на противодействие контролируемым банкротствам, и отменила решение АС Саратовской области в части включения в реестр требований кредиторов требований «Русагро». Это было сделано еще до выхода Обзора ВС, в котором ВС подтвердил правильность такого подхода.

Из Обзора ВС об аффилированных кредиторах и КДЛ (от 29 января 2020 года): К условиям, при которых понижается очередность удовлетворения требований аффилированных должнику лиц, в том числе относятся: - права требования, приобретенные  контролирующим должника лицом  у независимого кредитора, в ситуации  имущественного кризиса должника (п. 6 Обзора); - лицо, привлечено к субсидиарной  ответственности за невозможность  полного погашения требований  кредиторов (п. 8 Обзора). «Русагро» попытался оспорить этот вывод. Агрохолдинг настаивал, что доводы о контролируемом банкротстве основаны на предположениях, а аффилированность компаний не доказана.

В первой кассации, АС Поволжского округа, аффилированность всё же сочли доказанной. Фактически суды установили, что «Русагро» – контролирующее лицо должника, и выкупило по цессии права требования у Россельхозбанка, когда группа переживала имущественный кризис. Тем не менее, суд  указал, что факта вывода активов в деле не установлено, а действий, направленных на причинение ущерба кредиторам должника, не было.

Кассация указала, что требование «Русагро» основано на реальных кредитных обязательствах должника, возникших до приобретения контроля ГК «Русагро» над группой. Суд счел, что из-за этого для отказа во включении в реестр или понижении очередности требований нет оснований. Указанное в Обзоре ВС о КДЛ в судебном акте не упомянуто. Кредиторы обжаловали в ВС решения первой кассации по делам «Элеваторхолдинга», «Аткарского МЭЗ» и «Волжского терминала».

Так, Балтинвестбанк в жалобе делает акцент на том, что просрочка, на которую ссылались при банкротстве, была создана искусственно и появилась уже после того, как «Русагро» выкупил долг. И хотя просрочка составила только 8 млн, которые бизнес якобы не мог погасить, агрохолдинг в это же время получал займы от «Солнечных продуктов» на общую сумму 500 млн руб., а также перечислил почти 3,3 млн руб.по кредитам в пользу «Русагро». Другим аргументом Балтинвестбанка стало то, что позиция первой кассации противоречит практике ВС о включении в реестр аффилированных кредиторов, которые стремятся контролировать банкротство.

Банк в жалобе обращает внимание на недобросовестность «русагро» и то, что решение в пользу не позволит независимым кредиторам погасить их требования.

GrainLine © 2020г. о сайте реклама

Яндекс.Метрика Top.Mail.Ru